Отношение человека к старению – присмотритесь к своим близким


Именно индивидуальные особенности каждой личности формируют отношение человека к старению. Данная сторона психической жизни отражает не только восприятие личностью собственных потерь и упущенных возможностей, но и его отношение к новому жизненному этапу.

Отношение человека к старению в западной культуре

Старение считается уникальной социальной проблемой XX века, поскольку раньше, исходя из исследований, количество престарелых людей нельзя было назвать значительным. Так, продолжительность жизни первобытных людей находилась в пределах от 15 до 22 лет, а в Древнем мире – от 20 до 30 лет. Несмотря на то, что в Средние века и эпоху Возрождения рассматриваемый показатель немного вырос и достиг 25–30 лет, к XVII–XVIII векам он не превышал 40 лет.

В конце XIX века данная характеристика уже приравнивалась к 47–50 годам и продолжала расти на протяжении всего XX века. Уже в 1990-х годах «старение населения» рассматривается в качестве угрозы обществу. Нельзя сказать, что отношение человека к старению было однозначным во все времена.

Вторая половина XIX в. считается началом существования геронтологии как науки, в это же время проводятся первые полноценные статистические исследования старости. Данный период интересен еще и существенными продвижениями в развитии системы социальной защиты нетрудоспособного населения. В 1880-х годах в Германии Отто фон Бисмарк принял программу социального страхования, содержание которой отличалось особой упорядоченностью. Необходимо отметить, что осуществлять выплату пенсионных пособий и страхование от безработицы могли только предприятия с высокой производительностью (к примеру, железнодорожные). Отношение человека к процессу старения в XIX веке можно назвать негативным, несмотря на проведение благотворительных кампаний и наличие пенсионных пособий (пусть и небольшого размера).

С развитием общества отношение к старению меняется – помощь пожилым людям уже считается не благотворительностью, а общественным долгом, однако полная переоценка ценностей произошла во второй половине XX в. Само слово «старость» стали трактовать совершенно иначе. Старость в новом понимании означала не просто наступление нетрудоспособности, а преодоление возрастного порога, установленного законодательством, и, как следствие, – приобретение права на пенсионное обеспечение.

Западная культура в настоящее время характеризуется «исчезновением» старости, вместо этого используют понятия «человека в солидном возрасте» либо «очень хорошо сохранившегося». Термин «пожилой» в США заменили словосочетанием «третий возраст». Как правило, престарелые жители Америки ухожены, самостоятельно передвигаются на автомобиле, часто путешествуют по миру, посещают клубы для граждан «золотого возраста», где общаются с ровесниками.

Отношение человека к старению в России

Русское слово «старый» (старославянское «старьць») имеет индоевропейскую природу со значениями «большой», «твердый», «сильный», то есть подразумевает силу, могущество, основательность, а не беспомощность. Раньше в России возрастной порог, с которого наступала старость, был ниже, чем в наши дни.

Так, в XVIII веке работник фабрики 55 лет считался стариком, а граждане 56 лет в официальных ведомостях упоминались как «престарелые». Аналогичное отношение человека к старению было свойственно и для элитных слоев населения. В письме 1752 года М. П. Бестужев писал: «Я человек престарелый: родился я в 1689 году, и тако 63 год мне идет: лета немалые, более должно называть престарелые».

Подтверждают данный факт и примеры русской литературы того времени: в знаменитом романе «Анна Каренина», где речь идет о событиях 70-х гг. XIX в., Стива Облонский в возрасте 34 лет описывает свою супругу, «бывшую только годом моложе его», следующим образом: «Истощенная, состарившаяся, уже некрасивая женщина». В этом же произведении брата Левина, Кознышева, убеждают в том, что «только в России люди в пятьдесят лет считают себя стариками», хотя во Франции человек такого же возраста признается мужчиной «в расцвете лет», а в 40 лет – «молодым человеком» и т.д.

Если обратиться к более поздним литературным творениям, например к роману Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» 1927 года, то из описания вдовы Грицацуевой следует, что: «Молодая была уже не молода. Ей было не меньше тридцати пяти лет». Стариком и старухой предстают перед читателями Елена Станиславовна и Ипполит Воробьянинов, хотя их возраст едва превысил 50 лет.

Такое отношение человека к процессу старения объясняется низкой продолжительностью жизни, ведь после наступления 50 лет гражданин по праву мог думать, что ему повезло дожить до такого возраста, и признавался обществом глубоким старцем. Продолжительность жизни во Франции в XVIII в. составляла 25–27 лет, при этом, по разным данным, 20–35 % людей умирали на первом году жизни, до 10 лет доживало 49–61 %, до 25 лет – 42–55 %, до 50 лет – 24–38 %.

Ситуацию в России того времени также нельзя назвать удовлетворительной. По прогнозам Ломоносова, из каждого поколения «в три года умрет половина или еще по здешнему небрежению и больше». Из «Наказа» Екатерины II следует, что у людей, имевших от 12 до 20 детей, даже одна четвертая часть редко доживала до совершеннолетия, а по данным Петербургской духовной консистории в 1747 г., в пределах епархии из 3211 младенцев мужского пола 968 умерло в первый год жизни (с учетом того, что данные были далеко не полные).

В середине XIX в. средняя продолжительность жизни крестьянина, по расчетам А. В. Терещенко, составляла 33 года; и даже в последней четверти XIX в. в России до 5 лет доживали 550 человек из 1000 (для сравнения, в Западной Европе – более 700). Соответственно, до преклонных лет доживало еще меньше людей, что подтверждает описание одного из имений П. П. Шафирова, отписанных в 1723 г. «на государя»: из 375 душ м.п. возраст 1–10 лет имели 108 (28,8 %), 10–15 лет – 52 (13,9 %), 15–60 лет – 186 (49,6 %), и 60–90 лет – 29 (7,7 %) человек, то есть лиц современного пенсионного возраста было всего 8 %, а не от 1/3 до 50 % населения, как сегодня.

Отношение человека к процессу старения в современной России омрачается болезнями, зависимостью, скукой, бедностью. Многие люди стремятся отсрочить выход на пенсию как наступление символического рубежа старости, за которым прежняя насыщенная общественная жизнь сменится семейными делами (если семья есть) и частично политической жизнью.

Зацикленность пожилого человека на семейной жизни не всегда имеет положительный результат. Соприкосновение систем ценностей разных возрастных групп может повлечь за собой конфликт поколений. Быстрое развитие навыков и технологий приводит к постепенному обесцениванию жизненного опыта пенсионеров, а популярность практического атеизма уменьшает свойственную пожилым людям набожность и самоотверженность.

Каковы причины негативного отношения человека к старению

К числу факторов, отрицательно влияющих на формирование отношения человека к старению, можно отнести:

  • нарушение четкого жизненного ритма;

  • сужение круга общения;

  • окончание активной трудовой деятельности;

  • синдром «опустошения гнезда»;

  • большое количество свободного времени для «самокопания»;

  • ощущение дискомфорта от замкнутого пространства.

Самым сильным стрессором для пожилых и престарелых людей является одиночество. Трактовать данный термин можно по-разному. Понятие «одиночество», если разобраться, имеет социальную окраску. У одинокого человека нет родственников и друзей. В старости одиночество может быть следствием отдельного проживания молодых членов семьи. Но наиболее важными для престарелых людей являются психологические аспекты (изоляция, самоизоляция), которые отражают осознание одиночества как безразличия со стороны окружающих.

Для долгожителей состояние одиночества становится особенно актуальным. Все мысли пожилого человека может занимать только ситуация, повлекшая за собой ограничение привычного круга общения. Неоднородное и сложное понимание рассматриваемого понятия связано с тем, что, несмотря на страх перед одиноким образом жизни и увеличивающийся разрыв с окружающими людьми, пожилой человек все-таки хочет отгородиться от посторонних и сохранить стабильность в своем собственном мире.

По словам геронтологов, старые люди, проживающие с родственниками, жалуются на одиночество намного чаще тех, кому не приходится делить жилую площадь с близкими людьми. Отсутствие взаимопонимания престарелых людей и молодежи является одной из причин нарушения связей стариков с окружающими людьми. Налицо не самая гуманистическая позиция: отсутствие четкой жизненной проекции на будущее очевидно и для самого пенсионера, и для молодежи. И даже такое явление, как геронтофобия (неприязнь по отношению к пожилым людям), которое считается пережитком прошлого, до сих пор иногда находит проявления в современном обществе.

Виды отношения человека к старению

Поскольку большинство человеческих ценностей так или иначе связаны с процессом старения, очевидна необходимость формирования у людей образа достойной и счастливой старости. Как сказал К. Юнг: «Человек определенно не перешагнул бы семидесяти – восьмидесятилетний рубеж, если бы такое долголетие не имело бы значения для него как биологического вида. Так и закат человеческой жизни должен иметь собственное значение, а не быть жалким придатком к заре жизни».

Геронтопсихология, занимаясь изучением деформации личностных проявлений в процессе старения, к числу важных вопросов относит проблему стратегии отношения человека к старению. Наиболее популярной в литературе по психологии считается классификация, разработанная Д. Б. Бромли. Им выделены пять основных типов адаптации личности к старению:

  1. Конструктивное отношение человека к процессу старения характеризуется гармонией с внутренним миром, положительным настроем, полной удовлетворенностью взаимоотношениями с окружающими. Люди с таким восприятием старения в пределах нормы критичны к себе и толерантны по отношению к другим членам общества. Не делают трагедии из окончания профессиональной деятельности, имеют в целом оптимистический настрой, считают смерть естественным событием, которое не вызывает у них чувства печали и страха.

  2. Отношение зависимости. Зависимой личностью признается человек, подчиненный другому лицу, находящийся в зависимости от кого-либо из членов семьи, а также не имеющий больших амбиций, и как результат – легко оставляющий в прошлом активную профессиональную деятельность. Семья для людей данного типа – надежный тыл, гарантия безопасности, та нерушимая основа, благодаря которой человек ощущает внутреннюю гармонию и равновесие, не испытывает страх и враждебность.

  3. Оборонительное отношение человека к старению характеризуется преувеличенной эмоциональной сдержанностью, прямолинейностью в действиях, стремлением к самостоятельности, и нежеланием принятия помощи от других людей. Такие люди стараются держать при себе свою точку зрения, с трудом рассказывают о проблемах и переживаниях. Иногда занимают эту же позицию и по отношению к членам семьи: навряд ли имеющиеся претензии будут высказаны близким людям. Стараются подавить ощущение страха смерти при помощи активности «через силу» и постоянной «подпиткой» внешними действиями.

  4. Отношение враждебности к окружающим. Среди эмоциональных проявлений данного типа отношения к старению можно перечислить: агрессию, импульсивность, подозрительность, стремление обвинять окружающих в своих неприятностях, не вполне адекватное восприятие действительности. Недоверчивость таких людей порождает замкнутость, в результате чего они зачастую избегают общения с людьми.

Характерной чертой является разрядка напряжения через активность, в связи с этим мысли об уходе на пенсию отгоняют как можно дальше. На их жизненном пути нередко встречались переживания и неудачи, что стало причиной нервных заболеваний. Этот тип характеризуется также склонностью к острым реакциям страха, потому они не воспринимают свою старость, а прогрессирующая утрата сил вызывает чувство безысходности.

  1. Отношение враждебности человека к самому себе. Люди рассматриваемого типа отношения к старению стараются не возвращаться в своей памяти к прошлому из-за большого количества имеющихся трудностей и неудач. Их отличает безынициативность, безропотное принятие наступающей старости. Неудовлетворенность в любви порождает депрессивные состояния, грусть, недовольство собой. Дополняет картину чувство одиночества и ненужности.

Можно ли избежать негативного отношения человека к старению? Постараться сделать процесс старения приятным и адаптировать «свою биологию к жизни, а не жизнь к своей биологии» – цели психологической перестройки, ожидающей человека в старости.


sl-0

Психологи считают, что человеку очень важно строить свой мыслительный процесс «по интеграции пройденного пути», что позволит стареющей личности аккумулировать свои достижения, энергию прошедших жизненных этапов и достичь удовлетворения.